Корзина пуста
Пеликан Арт Ландшафтный дизайн 8(925)477-9406, (495)741-3076
pelikan-art@yandex.ru

Ландшафтоведение

 

ОЦЕНКА ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ ЛАНДШАФТОВ

                                                       На основе работы Пошелюжина А.В.

                                              и других авторов (см. список литературы)

Предмет исследования – методология оценки эстетической ценности урбанизированного ландшафта.

Тема работы – Эстетическая ценность урбанизированного ландшафта.

Цель – разработать авторскую методику оценки эстетических свойств урбанизированных ландшафтов с позиции эстетического ландшафтоведения.

Основные выводы из работы:

Оценочная система актуальна лишь в двух нижних уровнях эстетического восприятия: морфологическом и семиотическом. Высший уровень, феноменологический, не достаточно моделируем, но и его актуальность в усредненных моделях будет незначительна. Поэтому для целей изысканий по тематике настоящей работы интерес представляют лишь первые два уровня.

Четвертая ошибка рассматривается нами в параграфе 3.2 настоящей работы. Исследователи игнорируют тот факт, что восприятие человека состоит из трех составляющих: морфологического, семиотического и феноменологического. Но существующие методологии и исследования опираются в основном именно на морфологическое изучение эстетических свойств ландшафта. Возможно, главная причина этого – возможность проводить численную оценку.


Глава 2. эстетическое постижение ландшафта

 

2.1 Общая схема эстетического постижения действительности

 

Как уже отмечалось, большинство исследователей в своих работах начинают исследование из общих категорий, т.е. от общего к частному (сверху вниз). В своей работе я поступил от противного, т.е. от частного к общему (снизу вверх). Причина этого заключена в логике и системе психологических процессов. Иными словами, осознание эстетических свойств (в том числе ландшафта) не приходит изначально, ему предшествует некий предварительный структурированный и последовательный процесс разнообразных психических операций. В первую очередь это познавательные процессы, затем их мыслительная интерпретация (сознательная и бессознательная), и лишь после этого – переживание, в том числе собственно акт эстетического постижения.

На основании сведений эстетики и психологии, мной была составлена общая схема эстетического постижения действительности (рисунок 2). Данная схема наиболее логична и практически неизменна, т.е. нельзя поменять местами какие-либо ее пункты, т.к. это нарушит всю логику и взаимосвязь элементов схемы в целом. Рассмотрим схему по этапам.

Непосредственно-познавательный этап. При постижении любого визуального явления (например, конкретного пейзажа) мозг получает информацию о нем по средствам органов чувств. В случае пейзажа это только визуальные сведения. Причем человек способен познать лишь два визуальных параметра любого явления или объекта – это его окраска и форма. Любой другой параметр является лишь их различными проявлениями. Например, динамизм является, по сути, последовательной сменой цветовых и композиционных характеристик. Наряду с ощущениями и представлениями восприятие образует чувственную основу мышления. Здесь следует отметить явление синэстезии – термин, означающий в психологии межчувственную связь [20, с.160]. Синэстезия (греч. соощущение, сопредставление) – восприятие объекта всей совокупностью чувств [23, с.60]. Познавательный этап являет собой непосредственное познание.

 

Общая схема эстетического постижения действительности

Рисунок 2

 

Опосредованно-познавательный этап. Получив первичную информацию, мозг анализирует ее по средствам сопоставления с заложенной в памяти информацией, в т.ч. на уровне инстинктов. Такое опосредованное познание называется мышлением. Благодаря этому процессу удается раскрыть отношение между предметами, выявить их связи, определить случайные совпадения. Таким образом, функция мышления заключается в расширении границ познания путем выхода за пределы чувственного восприятия. Главная особенность мышления – его опосредованность (т.е. человек способен познать неизвестные ему свойства через известные, одни свойства через другие). Другая особенность – обобщающий характер. Мышление оперирует понятиями и принимает на себя функции обобщения и планирования.

Различают три вида мышления:

Наглядно-действенное – вид мышления, опирающийся на непосредственное восприятие предметов, реальное преобразование в процессе действий с предметами. Вид этого мышления направлен на решение задач в условиях производственной, конструктивной, организаторской и иной практической деятельности людей. Практическое мышление – это прежде всего техническое, конструктивное мышление. Характерными особенностями его являются ярко выраженная наблюдательность, внимание к деталям, частностям и умение использовать их в конкретной ситуации, оперирование пространственными образами и схемами, умение быстро переходить от размышления к действию и обратно.

Наглядно-образное – вид мышления, характеризующийся опорой на представления и образы; функции образного мышления связаны с представлением ситуаций и изменений в них, которые человек хочет получить в результате своей деятельности, преобразующей ситуацию. Очень важная особенность образного мышления – установление непривычных, невероятных сочетаний предметов и их свойств. В отличие от наглядно–действенного мышления при наглядно-образном мышлении ситуация преобразуется лишь в плане образа.

Словесно-логическое мышление направлено в основном на нахождение общих закономерностей в природе и человеческом обществе, отражает общие связи и отношения, оперирует главным образом понятиями, широкими категориями, а образы, представления в нем играют вспомогательную роль.

Все три вида мышления тесно связаны друг с другом. У многих людей они могут быть в одинаковой мере развиты, но в зависимости от характера задач, которые человек решает, на первый план выступает какой-то один вид мышления.

Установочный этап. Параллельно второму этапу мозг обращается к памяти в попытке совместить информацию с уже приобретенным опытом (рецептивной установкой). Обычно этот этап слабо осознается человеком. Например, увидев огонь, человек обычно не вспоминает конкретный случай своего неправильного обращения с ним. Однако неосознанно он уже понимает, что, прикоснувшись к пламени, может обжечь себе кожу. Благодаря этому процессу работают также различные инстинкты и архетипы. Их наработка формируется как на генном уровне, так и вследствие личного жизненного опыта.

Поэтому выделяют три вида рецептивных установок: историческая (принадлежность к эпохе и своему жизненному опыту), групповая (принадлежность к рецептивной группе) и индивидуальная (индивидуальность восприятия и жизненного опыта) [по 7, с.22]. «Этими характеристиками определяется не только смысл, но и сам онтологический статус предмета восприятия (его социальное положение, рейтинг, бытие в обществе и т.д.)» [по 7, с.22].

Результирующий этап. После внешнего познания предмета восприятия и соотношения полученной информации с рецептивной установкой, возникает необходимость сделать вывод, т.е. оперировать своим отношением к данному явлению. Многие аспекты данного этапа остаются в области бессознательного.

Приведем следующий пример. Человек увидел в лесу стаю волков. Мозг получает чувственную информацию о данном предмете восприятия (внешний вид, издаваемый звук, возможно, запах). Благодаря процессу мышления мозг обращается к памяти и обнаруживает связь с уже заложенной там установкой. Мозг делает вывод о надвигающейся опасности. В этом случае мозг заставляет организм человека вырабатывать адреналин и совершать поспешные действия, направленные на ликвидацию опасности (например, убежать от нее).

Таким образом, работает сложный механизм, образованный за тысячелетия существования человечества. Благодаря этому механизму в области бессознательного сформировались древние инстинкты, позволяющие человеку автоматически реагировать (относиться) на различные внешние явления. В дальнейшем в этой работе эстетическое освоение объясняется как одно из проявлений данного механизма.

Таким образом, эстетическое постижение действительности признается нами как вторичное явление (т.е. как результирующее отношение, формирующееся после восприятия и некоторых других психологических операций). Это в свою очередь подтверждает мнение, что природа эстетически нейтральна и наполняется эстетическими качествами лишь при появлении субъекта восприятия (человека).

 

2.2 Ландшафт как база формирования эстетической модели

 

2.2.1 Основное положение (парадигма)

Основное положение, которое мы намерены обосновать в последующих разделах главы, можно сформулировать так:

Эстетическое восприятие возникло в процессе многотысячелетнего приспособления человечества (как представителя животных) к среде обитания как оптимальная (и очень сложная) система отношений представителей человеческого рода к визуальным проявлениям явлений (прежде всего) неживой и (вторично) живой природы, закрепившаяся в сфере бессознательного (например, в виде инстинктов). Мозг обращается к бессознательному за информацией о цвете и форме и получает архаичную информацию об их значении в природе. Она никак не интерпретирована, часто не осознается человеком в жизни и сформирована предками за тысячелетия жизни человечества. Проявляется данный механизм на архаичном (инстинкты), древнем (мифологемы) и современном (архетипы и ассоциации) плане бессознательного.

Мифологема (мифема) – это структурная единица мифа; исходная модель отдельных событий, явлений и ситуаций в жизни, зафиксированных в мифологиях и преподанные в концентрированной образной форме. С такой моделью типологически соотносятся сходные события и явления жизни. Существуют мифологемы устойчивых типов человеческого поведения, мифологемы повторяющихся в литературе персонажей и т.д. Мифопоэтическая модель мира содержит множество таких моделей, т.е. первообразов (мифологем или мифем), обладающих чрезвычайно сильным эмоциональным зарядом и связанных в значительной степени с бессознательными реакциями [28, с.112, 204].

Архетипы – одно из явлений «коллективного бессознательного» (более подробно явления архетипов и «коллективного бессознательного» описаны у Карла Юнга, швейцарского психолога и философа, основателя аналитической психологии [например, 14, с.577]). «… архетип – еще не образ, а лишь потенциальная возможность этому образу оформиться в соответствии с изначально заданной в сознании «кристаллической решеткой». Однако по мере того, как такие образы и представления оформляются, восприятие их сопровождается <…> необычайно оживленными эмоциональными тонами, они способны впечатлять, внушать, увлекать. Подобно тому, как насыщенный раствор какого-либо вещества порождает кристалл лишь определенной конфигурации, так же и образ формируется в нашем сознании по законам содержащихся в нем архетипов. Но для окончательного оформления этих образов, для выхода их на поверхность сознания необходим «насыщенный раствор» жизненных впечатлений, предоставляющих образному мышлению свой материал» [28, с.110] «Архетип — формирующийся в фило- и онтогенезе феномен восприятия, определенные свойства которого все же могут быть выявлены по его хроматическим функциям» [31].

Ассоциация – способ достижения художественной выразительности, основанный на психологическом эффекте узнавания, сравнения, проецирования художественного образа, ситуаций, ощущений и т.п. на собственные представления, хранящиеся в памяти, а также закрепленные в культурно-историческом опыте [20, с.18].

Таким образом, среда обитания (ландшафт) является исторической базой, на которой в качестве надстройки сформировалось восприятие человека, в том числе эстетическое. Более популярно объясняет В.Н. Невский: «Мировоззрение человека «питается» окружающей средой» [27, с.21].

Подтверждением этого также является хорошо известный факт влияния среды обитания на нрав, быт и физиономические черты тела этнических групп (см. например, Ю.Н.Голубчиков, «География человека», с.60-70, 111-123). Соответственно, понимание красоты данной этнической группой, находящее отражение в быту и искусстве, также отвечает этому постулату. Например, у некоторых племен Африки распространено представление, что косоглазие является признаком красоты, в то время как европейские представители, напротив, считают это дурным вкусом. В средневековых племенах острова Пасхи членам племени с детства расширяли специальными пластинами мочки ушей, преследую этим также индикацию населения по социальному статусу. Эти и многие другие примеры явно указывают на относительность и зависимость эстетического восприятия.

Для подтверждения приведем интересные сведения о зависимости характера от морфологии среды обитания из статьи Г.Ф.Уфимцева [27, с.103]: «Русская идея идеального для жизни морфологического ландшафта и обустройства в Мире человека существенно отличаются от таковой в Западной Европе. Русскому необходим простор <…>. И все это воплощено в реалиях русской жизни: раскидистые посады и пригороды с обширными дворами и огородами, быстро выходившие за пределы городских оборонительных сооружений. Именно такое мироощущение и стремление русских жить в просторе потянуло их ватаги и обозы по радиальным направлениям от Москвы и в особенности в необъятную, хотя и малопривлекательную, с точки зрения обывателя с запада, Сибирь. А на западе другое: плотная городская застройка, и даже сейчас в ней проглядываются прошлые оборонительные линии. В этих разных взглядах на Мир, на идеальное обустройство человека в морфологическом ландшафте нельзя не видеть весьма любопытных противоречий. В России – свободное размещение в ландшафте и общинная организация человеческих сообществ, столь необходимая и полезная в суровом климате. На Западе – скученность и индивидуализм».

Исследования Л.А.Некрасовой подтверждают аналогичное [27, с.37]: «Установлено, что особое влияние на формирование эстетических предпочтений и местного, и сезонного населения оказывают геоморфологические условия местности. Результаты эколого-геоморфологических исследований и данные социологического опроса показали, что характеристики геоморологических условий расположения древних поселений могут служить показателем их рекреационной ценности. При этом эстетические качества местоположения сельского населенного пункта, наряду с доступностью, имеют часто определяющее значение при выборе места для сезонного проживания».

«Архаический человек воспринимал мир целостно и не вычленял себя из этого мира, отстраненная позиция наблюдателя – плод более позднего сознания. Эмоционально включенный в среду человек, полностью адаптированный к этой среде, переживает ее как естественное продолжение себя. Полнейшая «растворенность» его в среде распространяется на все аспекты восприятия, то есть в основе «средового» восприятия лежит мифологический тип сознания, до сегодняшнего дня сохраняющий свою актуальность» [28, с.108].

Столь глубокое усложнение человеческой психологии объяснимо и в рамках эволюционистского течения, причем той его части, которая признает направленность эволюционного процесса. «…в русском космизме, продолжающем линию русской философии в целом, было введено фундаментальное понятие – направленной эволюции, а потом и активной эволюции. Под ней подразумевается направленность вектора эволюции в сторону развития разума, причем разума нравственного». [36, с.49] В русском космизме направленная эволюция признается как процесс постоянного усовершенствования и усложнения [37, с.92].

 

2.2.2 Гармонические законы цветоведения. Природный диктат цвета

Прежде чем перейти к обсуждению психофизического влияния цвета, необходимо рассмотреть определение этого понятия. Этому вопросу много внимания уделял Н.В.Серов [30; 31], поэтому кратко ознакомимся с его данными. Большинство представлений о цвете, по его мнению, сводится к трактовке опытов Ньютона: цвет – это свойство спектрального состава излучения (пропускания, отражения), вызывающее у человека особые зрительные ощущения. Однако это определение весьма ограниченно, т.к. понимает цвет только с позиции физики и физиологии. После исследований Бюффона и И.В.Гете трактовка цвета чаще стала вмещать и ньютоновское понимание, и эстетическое: «… цвет — это определенный вид психических переживаний, возникающих благодаря как поступающему в глаза внешнему излучению (пропусканию, отражению), так и механическому воздействию на глаза (удар, давление), или внутреннему представлению этого вида переживания в полной темноте (с закрытыми глазами, в воображении, во сне)» [31]. Наиболее современная трактовка определяет цвет следующим образом: «цвет – характерная функция восприятия, передающая выразительность и позволяющая приобрести определенные знания об объекте» [31]. Далее Серов Н.А. отмечает, что «… как эстетические, так и хроматические представления о цвете связаны не с конкретикой каждого из предыдущих определений (физическими параметрами красочного отражения, видом того или иного ощущения, или воздействия и т.п.), а с его триадным отношением к метатеоретическим (философским и эстетическим) категориям с обобщением всех вышеперечисленных определений и возможностью их конкретизации: цвет – это характерный компонент хроматической триады, представляющий идеальное, связанное с материальным через чувство как их эстетическое отношение. В хроматизме понятия идеального и материального планов имеют онтологический смысл, то есть являются относительными друг друга в конкретной системе анализа» [31].

Таким образом, цвет признается как один из важнейших эстетических элементов. Его психофизическое влияние на человека довольно глубоко изучено в медицине, практической психологии, искусствоведении.

Научные основы цветоведения заложил И.В.Гете. Революционными в этом направлении оказались исследования Люшера. В настоящее время активные дискуссионные работы на тему психосемантики цвета ведут выдающиеся последователи Люшера: Базыма Б.А., Бреслав, Клар Г., Петренко В.Ф., Собчик, Яньшина и др. [30]

Рассмотрим кратко концептуальную основу цветоведения. Характеристики всех (ахроматических и квазимонохроматических) цветов принято изображать на примере так называемого цветового тела, содержащего цветовой круг с максимально насыщенными («яркими») цветами по периметру и средне-серым в центре (рисунок 3). Условно крайние точки этого круга – синий, желтый, красный, зеленый.

 

Цветовое тело [31]

Рисунок 3


Выделяют три группы цветов по сочетанию:

  1.               Родственные располагаются в одной четверти круга и имеют хотя бы один общий цвет. Существует 4 группы родственных цветов:
    1.                желто-красные;
    2.               красно-синие;
    3.                сине-зеленые;
    4.               зелено-желтые.
  2.               Родственно-контрастные цвета расположены в двух соседних четвертях цветового круга и имеют один общий (главный) цвет, два других составляющих цвета являются взаимодополняющими. Существует 4 группы родственно-контрастных цветов:
    1.                Желто-красные и красно-синие;
    2.               Красно-синие и сине-зеленые;
    3.                Сине-зеленые и зелено-желтые;
    4.               Зелено-желтые и желто-красные.
  3.               Контрастные цвета расположены в противоположных четвертях круга.

Основной фактор цветовой гармонии – это равновесие цветовых тонов. Считается, что можно сочетать любые цвета по принципу контраста, родственного контраста или родства цветов. Два родственных цвета уравновешиваются равным количеством присутствующего в них одного цвета. Для их гармонизации необходимо ослабить насыщенность одного из цветов. Например, чтобы чистый желтый и желто-красный цвета были гармоничны, необходимо ослабить насыщенность желтого смесью белого в таком количестве, сколько в желто-красном красного цвета. Гармоничные сочетания родственных цветов неактивны, спокойны, мягки, особенно если цвета слабо насыщены и сближены по светлоте.

Гармоничные контрастные цвета расположены на концах диаметров цветового круга. См. пример гармонизации контрастных цветов на рисунке 4:


Рисунок 4

 

Говоря о воздействии цвета на человека, следует прежде отметить, что «… выбор [человеком] цвета – адекватный индикатор эмоций, возникающих у человека в процессе решения задач, т.е. в процессе мышления» [1]. «Проведя анализ цветовых модальных характеристик эмоциональных процессов, Вундт указывает на различие физических основ эмоциогенного действия цветов и звуков. Пространственная симультанность зрительных модальных компонентов эмоций в отличие от временной сукцессивности слуховых компонентов дает первым определенное преимущество за счет своей пространственной стабильности и симультанной данности. Поэтому цвет как экстерорецепторный раздражитель не только вызывает ту или иную эмоцию, но и является исключительно удобным средством для объективации эмоциональных переживаний человека» [3].

Отношение к цвету (предпочтение или отвержение) определяется двумя факторами:

- «предметным» (цвет получает свое эмоциональное значение по ассоциациям с теми предметами, с которыми он связан);

- «эмоциональным» (цвет оценивается как определенная неразложимая целостность).

И первый, и второй фактор можно интерпретировать как следствие приспособления человека к окружающей его действительности (в том числе среде обитания). Однако различными методами были установлены общие для людей эмоционально-цветовые соответствия: серому соответствуют эмоции грусти или утомления, красному – радости или гнева, что свидетельствует об эмоциональной амбивалентности красного цвета. [1] Известно, что красный, оранжевый и желтый цвета действуют наступательно, возбуждают, активизируют. Синий, голубой, фиолетовый цвета считают успокаивающими, умиротворяющими. Зеленый занимает промежуточное положение, положение эмоционального равновесия [23, с.88].

Символообразование цветов формируется по двум аналитическим принципам: сгущение (в каждом образе или элементе изображения одновременно проявляются символические отражения множества различных событий, происшедших с пациентом в разное время) и амбивалентность (у одного и того же символа существует прямо противоположные значения).

Именно поэтому при анализе символики цвета выделяют два основных полюса в спектре символических значений каждого цвета (таблица 1), что помогает сделать затем необходимые диагностические выводы.

Таким образом, данные цветоведения можно сопоставить с реально существующими природными компонентами с целью выявления их зависимостей. Воспользуемся собственно географическим подходом: оценим каждую природную зону по преобладанию в ней цветовых смыслообразование цветов формируется путем накопления целыми поколениями (на генетическом и архаическом отношений (таблица 2).

Из таблицы видно, что семиотический статус цвета в природе сменяется закономерно (в соответствии законами вертикальной зональности и поясности) и отвечает определенным условиям обитая. Ближе к полюсам преобладают цвета «холодного» спектра, ближе к экватору – «теплого». Таким образом, уровне бессознательного) информации об ассоциативности цвета и явлений природы. Там, где природные условия суровые (высокая степень эрозии, низкие температуры, некомфортная погода, вечная мерзлота и другие разрушительные силы природы), преобладают цвета снежного, каменистого и грязно-земляного характера. Ближе к экватору, где условия обитания более приемлемы для человека (а стало быть, увеличивается и численность населения), преобладают цветовые сочетания земляного и растительного характера – это цвета, считающиеся в медицине цветами жизнерадостными для человека – желтый, оранжевый, зеленый, каштановый. Психофизическое воздействие этих цветов уже отмечалось выше.

 

Таблица 1Символизм основных цветов [по 25]

Позитивный смысл

Цвет

Негативный смысл

любовь, страсть

эротическое начало

вдохновение

красный

агрессия

ненависть

опасность

разум

дисциплина, порядок, верность

синий

безумие

иррациональность

Открытость,

активность

свобода, слава, сила

желтый

ревность, зависть

жадность, лживость

мания, бред

Зрелость личности

радость

энергия, сила

оранжевый

вытесняет другие цвета

страсть борьбы и войны

витальное начало, рост, надежда

зеленый

яд , болезнь, незрелость

равновесие

мистика, колдовские чары

сокровенное знание

покаяние

фиолетовый

внутреннее беспокойство

тревога, отречение

меланхолия

материнство

плодородие

земля

коричневый

грязь

гной

кал

Достоинство, торжественность

черный

Смерть, траур, грех

Чистота, гармония

белый

Привидение, траур

---

серый

Неясность, туман, депрессия

 

Таблица 2 - Цветовое сопоставление природных зон

Природная зона

Основная цветовая гамма природной зоны по компонентам

Ощущение цвета «тепло/

холодно»

Гармоничность цветового сочетания

Растительность

Поверхность почвы (рельеф)

Преобладает

Арктическая пустыня

---

Белый с голубым оттенком (почти все время покрыт снегом)

2

Х

Контрастовая гармония

Тундра

---

Серый в смесях с др. цветами

2

Х

Контрастовая гармония

Лесотундра

Пожухлые цвета – бледно-зеленый, бледно-оранжевый

Серо-коричневый

2

Т

Контрастовая гармония

Тайга

Темно-зеленый (хвоя деревьев)

Коричневый (почва, стволы деревьев), серый (каменистые образования)

1

Т

Родственная гармония

Смешанные, широко-лиственные леса

Светло-зеленый летом, осенью и весной - желтый, оранжевый, красный, коричневый

Коричневый (почва, стволы деревьев), серый (каменистые образования)

1

Т

Родственная гармония

Лесостепи

Светло-зеленый летом (лес и трава) с цветочным разноцветием, осенью и весной - желтый, оранжевый, красный, коричневый.

Светло-коричневый

1

Т

Родственная гармония

Степи

Серо-желтый, бледно-зеленый

Светло-коричневый, серо-желтый

1

Т

Родственная гармония

Полупустыни

Золотой, оранжевый

Грязно-желтый

2

Т

Родственная гармония

Пустыни

Золотой, оранжевый, красный

От желтого до красного

2

Т

Родственная гармония

Субтропики

Зеленый с голубым оттенком

Коричневый, каштановый

1

Т

Родственная гармония

Тропические леса

Зеленый с голубым оттенком

Коричневый, каштановый

1

Т

Родственная гармония

 

Заметим также, что красный и фиолетовый цвета встречаются только как цвета растительной и животной выразительности. Т.е. основное применение их оттенков связано с привлечением внимания (например, цветы привлекают насекомых-опылителей, самцы разных животных и птиц привлекают самок и т.д.) или для отпугивания (используются цвета, ассоциированные в природе с ядами и токсинами). Тот же посыл заложен в применении этих цветов в рекламных целях в современном рекламном дизайне, т.е. человеческое восприятие цветов вполне отвечает устоявшемуся в природе восприятию животным и растительным миром. Например, при потребности привлечь внимание прохожего к вывеске, ее делают в «горящих» цветовых сочетаниях (красный и желтый).

Таким образом, это позволяет сделать вывод о природном диктате цветовых ассоциаций. Другими словами, психофизическая реакция конкретного человека к цветовым сочетаниям сформирована прежде всего из эволюционно устоявшейся и закрепленной на генном уровне природной семиотичности цветовых сочетаний.

 

2.2.3 Форма в природе

Говоря о форме в природе, большинство исследователей указывают главным образом на «гармонические каноны природы» (Николаев, Долгов, Борев, Дирин и др.), которые по сути сводятся к понятиям «порядка» и «хаоса».

«Космос прекрасен, его принцип – гармония, так полагал Пифагор, придавая ему максимальную эстетическую ценность» [12, с.55]. В.А.Николаев объясняет следующим образом: «Вся история эстетической мысли убеждает в том, что первоисточником представлений о прекрасном служит гармония окружающего нас мира. Изучение гармонии, ее важнейших канонов есть не что иное, как поиск красоты. <…> Уже на ранних этапах развития античной науки гармония была признана как наиболее надежный показатель порядка, рождаемого из хаоса (пифагорейцы, Гераклит и др.). <…> В современных работах, касающихся синэнергетики, признается, что в каждом хаотичном явлении возможно зарождение элементов порядка и наоборот, в любой гармонично организованной системе, на ее низших структурных этажах есть признаки энтропии, хаоса. Гармонизация мироздания есть результат работы антиэнтропийных сил природы. Порядок, гармония, красота противостоят энтропии. Если порядок характеризуется предсказуемостью, то беспорядок практически непредсказуем» [23, с.28-29].

На визуальном уровне восприятия порядок и хаос выражаются в виде композиционной организации пространства.

«Композиция – важнейший организующий элемент художественной формы, придающий произведению конструктивную цельность, соподчиняющий его компоненты друг другу и целому» [20, с.80]. К основным принципам построения графической композиции относятся: цельность, симметрия, асимметрия, ритм, пластика [6, с.34].

Как методический прием композиционное формообразование основано на способности категорий композиционного мышления (ритмичность, масштабность, пропорциональность, тектоничность, пластичность и др.) вычленять в многообразии явлений целостные структуры и связывать в единой художественной проекции то, что реально разделено в пространстве и времени. [6, с.202]. Приведем пример. «… храмы, церкви и монастыри в Армении очень удачно списаны древними зодчими в рельеф местности. Располагаясь на самых видных местах, они представляют собой композиционные узлы в антропогенной геосистеме, главные элементы в пейзажной композиции и еще больше подчеркивают красоту и уникальность горного пейзажа, что и создает у человека особый подъем чувств» [27, с.49].

К основным канонам гармонии обычно относят: золотое сечение, симметрия (в том числе спиралевидные структуры), нуклеарность, фрактальность, ритм. Гармонические каноны природы можно интерпретировать как выражение состояний оптимальности и устойчивости природной системы. Уместно еще раз вспомнить основной постулат, нами утверждаемый в настоящей работе, суть которого состоит в признании объективных основ эстетического в реально существующей гармонии окружающего мира. Иными словами, космическая система на любом ее структурном уровне достигла некоего балансового уравновешенного состояния, при котором она достаточно стабильна и оптимальна, что и позволяет нам утверждать указанные каноны гармоническими. В силу низкой изменчивости планеты за время существования человечества, можно предположить, что эволюция человечества (также как в случае с цветом) выработала психофизическое влияние формы в любом ее виде на архаичном (инстинкты), древнем (мифологемы) и современном (архетипы и ассоциации) плане бессознательного. Данный вопрос широко исследуется в практической психологии. Выработано множество методик, основанных на анализе рисунков, например, тест с чернильными пятнами Роршаха, тест «Несуществующее животное», проективная методика «Три дерева», тест «Человек под дождем» и другие широко известные практические методики. Однако интерпретация конкретных примеров в них носит преимущественно качественный характер, а поэтому психоанализ небесспорен.

Так как главным показателем, благодаря которому возможно различение предметов, является характер границ (а также сам факт их присутствия), попытаемся обозначить семиотический статус границ в природе (таблица 3).

 

Таблица 3Семиотический статус границ в природе

Рисунок границ

Четкость границ

Эмоциональное состояние

Столкновение сил

Природные зоны

Прямолинейность/

Изрезанность

Повышенная контрастность, резкие и четкие границы

Возбуждение, активность,

депрессивность, агрессия

Конфликт

Высокогорье, арктические пустыни и полупустыни, тундра

Криволинейность/

Извилистость

Пониженная контрастность, размытые или невидимые границы

Успокоение,

пассивность,

уравновешенность, спокойствие

Компромисс

Смешанные и широко-лиственные леса, тайга, степь

 

Следует отметить, что психоанализ рисунков в любом случае подчиняется тому же смыслообразованию, что и семиотика границ в природе. Рисунок испытуемого является прежде всего выражением его характера и нрава. О связи нрава со средой обитания мы уже упомянули в параграфе 2.2.1. Приведем в подтверждение примеры из работы Ю.Н. Голубчикова «География человека». О населении высокогорий он писал: «С возрастанием как высоты, так и широты, вблизи той высокой черты, где наступают холодные пределы лесов, быстро начинает грубеть пейзаж, вся обстановка подлаживается к мрачному, более суровому колориту. <…> Сама раздробленная природа гор питает идею дифференциации и благоприятствует постоянным междоусобицам. Их кульминацией выступали военные конфликты. <…> К мужеству принуждала скудость источников существования при очень тесном соприкосновении между различными племенами. <…> И хотя в целом люди гор не были склонны к воинственным захватам, жизнь многих из них проходила в непрерывной войне» [9, с.66-70]. Про жителей тропических лесов он пишет: «Влажный и жаркий климат, щедро снабжающий человека всем необходимым, привел к появлению народов сильных, мясистых, гибких и в то же время ленивых, не склонных к долгой упорной работе» [9, с.66].

Наиболее детально влияние рельефа ландшафта на жизнь людей рассматривается в рамках направления социальной геоморфологии, частью которой является эстетическая геоморфология. «Строительство поселений в местах, где развит комплекс процессов неблагоприятных, но обеспечивающих разнообразие ландшафтов, и удовлетворяющих эстетические потребности людей, потребовало от них (людей) активизировать свою способность мыслить, умение пытливо исследовать и анализировать… <…> … места, избираемые человеком для жизни, для строительства городов – это территории не только с особыми геоморфологическими условиями, но и с особыми геохимическими и геофизическими свойствами: сейсмическими, электрическими, тепловыми, магнитными. Так, отмечается приуроченность наибольшей плотности населения к местам с отрицательным или нейтральным магнитным полем. Ряд городов приурочен к выходу подземных вод, в том числе минеральных и термальных, к рудным и нерудным месторождениям, представляющим как геофизические, так и геохимические аномалии» [27, с.15]. «На определенном этапе своего развития человечество тяготело к низко- и среднегорью. Причины этого вполне прагматичны: именно здесь можно найти более удобные места для стоянок и материалы для строительства и изготовления орудий труда, именно здесь наблюдаются локальные концентрации промысловых животных и растений и т.д. <…> Рельеф как основной компонент среды обитания является одновременно и самой средой, и информацией» [27, с.22].

Итак, семиотическое значение формы в природе закреплено на всех планах бессознательного и может рассматриваться (как и в случае с цветом) результатом эволюционного приспособления человечества к среде обитания.

 

2.3 Оперирование древними инстинктами человека в современном рекламном дизайне

 

Современный рекламный дизайн оперирует изобразительными средствами, прежде всего, для цели привлечь внимание реципиента. Таким образом, дизайн пользуется общечеловеческой рецептивной установкой, т.е. использует древние инстинкты в своих рекламных целях.

Например, в дизайне наружной рекламы важна броскость информации, т.к. она должна хорошо различаться на общем фоне окружающих строений, быстро восприниматься. Для достижения этого используются цветовые сочетания, которые в живой природе (растительный и животный мир) используются для привлечения внимания или отпугивания. Например, активно используется красный и фиолетовый цвета (о символизме цветов см. в параграфе 2.2.2). В повседневной жизни такие «рекламные» сочетания являются дискомфортными по человеческим ощущениям. Поэтому дизайнеры жилого интерьера используют более спокойные, низкоконтрастные и гармонизированные цветовые сочетания.

Говоря о композиции в рекламных макетах, следует отметить частую необходимость в максимальной наполняемости рекламного модуля. Так достигается максимальная быстрота восприятия (информация хорошо видна) и одновременно является явлением, которое подсознательно человек интерпретирует как нечто необычное (т.е. в природе не существует таких пропорций). В повседневной жизни такие выражения также являются дискомфортными для человека, не отвечающими его природе. Чем визуально макет сложнее и чем больше он заполнен разнообразными элементами – тем более отвечает комфортабельности человеку, но тем менее доступен для понимания (об этом см. параграф 3.1).

Выбор шрифта для макета наружной рекламы чаще определяется двумя причинами – концептуальной (отвечает концепции макета, идеи поставленной задачи) и физиономичной (привлечение внимания за счет простоты и быстроты восприятия или за счет необычности). Считается, что рубленные шрифты наиболее быстро воспринимаются, а шрифты с засечками и рукописные – значительно дольше. Это предопределяет многие решения в дизайнерских задачах по использованию шрифтовых гарнитур. Чем проще шрифт, тем он легче и быстрее будет воспринят, но тем менее он отвечает комфортабельности для человеческой психики. Чем сложнее шрифт (шрифты с засечками и рукописные шрифты), тем дольше и сложнее он воспринимается (поэтому менее востребован в рекламном дизайне), но при этом более отвечает психики человека. По указанным причинам основная шрифтовая гарнитура, используемая в современных книжных изданиях – Times New Roman (шрифт с засечками).

Итак, в оформлении объектов наружной рекламы (вывески, баннера, архитектурные решения и др.) промышленный дизайн выбирает те графические решения, которые в природной среде носят конфликтный характер – это резкость границ и броскость цветовых сочетаний. В противовес этому для воссоздания успокаивающего решения (дизайн жилого интерьера, атрибутика медицинских учреждений, многие книги художественной литературы и др.) выбирается компромиссный характер графического решения – это сглаженные границы и гармоничные слабоконтрастные цветовые сочетания.


Глава 3. эстетическая оценка ландшафтов

 

3.1 Классические подходы к оценке

 

В.А.Николаев [с.94-102] выделяет три типа методов оценки эстетических свойств ландшафта: экспертная оценка, анкетирование, структурно-информационный анализ.

1. Экспертная оценка. Оценивается мнение компетентных специалистов: художников, ландшафтоведов, путешественников и других специалистов, имеющих достаточно большой опыт пейзажных впечатлений.

2. Анкетирование, тестирование (иначе можно обозначить как диагностическая методика). Тест – стандартизированное, краткое, ограниченное во времени диагностическое испытание, предназначенное для установления количественных индивидуальных различий [22]. Для корректного проведения испытания, необходимо осуществлять подбор респондентов с соблюдением правил репрезентативности – равномерного распределения их по половозрастному и социальному признакам [10]. Тесты различаются:

- по цели на тесты отбора, распределения и классификации;

- по содержанию: тесты общих способностей (тесты интеллекта, креативные тесты), специальных способностей, личности, достижений и критериально-ориентированные (устанавливается соответствие испытуемого некоторому определенному критерию);

- по форме: 1) индивидуальные и групповые, 2) вербальные и не вербальные, бланковые, аппаратурные, компьюетрные.

3. Структурно-информационный анализ. Структурно-информационный анализ представляет весьма ограниченную ценность, хотя и является наиболее формализованным и популярным методом. Его главный недостаток – локализованность исследований (т.е. невозможно по одной шкале оценивать различные пейзажи). Состав структурно-информационного анализа различные исследователи формируют по-разному, что свидетельствует о противоречивости или неопределенности в понимании иерархии (системы) эстетических свойств ландшафта.

В 2002 году специалисты Киевского эколого-культурного центра разработали методические рекомендации по проведению эстетической оценки территории с целью охраны [32]. Кратко суть данных рекомендаций можно обозначить следующим образом. Группа экспертов выбирает границы проектируемого объекта, детально изучают его методом опроса местных жителей, картографическим и справочных материалов. На территории объекта выбирается несколько опорных точек для полевого обследования. В сезоны, когда эстетические свойства местности наиболее выразительны, комиссия посещает опорные точки, стараясь соблюдать тишину. На каждой точке комиссия фотографирует местность, анализирует свои ощущения, и совместно заполняется психолого-эстетическая анкета. Психолого-эстетические критерии подразумевают способность ландшафта вызывать у человека ощущения успокоения, восторга, нетронутости, душевный подъем. Эти показатели оцениваются по 4-бальной шкале. После полевых исследований, члены комиссии сообща заполняют бланк географо-эстетических критериев оценки ландшафта (оцениваются по 2-бальной шкале). К таковым относятся:

- гармония природных и антропогенных объектов;

- наличие на участке живописных урочищ, уютных «уголков»;

- наличие на участке достопримечательностей;

- наличие обзорных площадок;

- выразительность рельефа;

- выразительность водных объектов;

- разнообразие и чередование растительных сообществ;

- разнообразие животного мира участка и др.

По среднему баллу оценивается, следует ли рекомендовать территорию исследования для охраны. «Характерно, что существенных нареканий и замечаний Методическим рекомендациям мы не получили. Специалисты региональных Госуправлений экологии и природных ресурсов отмечают высокое качество, детальность и всесторонность проработки вопроса и предлагают утвердить Методические рекомендации по проведению эстетической оценки ландшафтов для практического использования в установленном порядке (то есть специальным Приказом Госслужбы заповедного дела или, что еще лучше — Министерством охраны окружающей среды). Это и было сделано весной 2006 года» [32].

Пожалуй, наиболее верным путем оценки является синтез всех трех методик. Например, интерес вызывает работа украинских специалистов: К.Н.Горб, А.А.Крымцов, Е.В.Билявская, В.Н.Степанова [10]. В своей работе они выделяют семь этапов исследования, одним из которых является оценочный. Он составлен из четырех процедур:

1. Формальная оценочная процедура (основана на переработанной схеме оценки К.Эрингиса и А.Бурдзюнаса [38, с.124-135]);

2. Массовый опрос (анкетирование не менее 30 человек);

3. Психологическая экспертиза (оценивается анкета эксперта в области психологии, в которой отражены, главным образом, вопросы об оценке степени выраженности характера реакции на каждый пейзаж у среднестатистического зрителя);

4. Художественная экспертиза (оценивается анкета эксперта в области филологии, в которой отражены, главным образом, вопросы об оценке встречаемости отражения каждого из типов представленных пейзажей в известных произведениях художественной литературы).

Таким образом, каждый тип современных методологий оценки эстетической привлекательности ландшафта имеет свои недостатки, поэтому целесообразнее использовать их совместное системное применение при исследованиях.

 


3.2 Дизайнерский подход

 

Теперь попытаемся воспользоваться опытом из сферы дизайна, где уже разработаны параметры функционально и эстетически полноценной предметной среды [см. например, 28, с.134]. В этом случае мы рассматриваем ландшафт в качестве предметно-пространственной среды. Это понятие из сферы дизайна означает «освоенное человеком (ощущаемое им как «свое») предметное окружение. Такое восприятие глубоко эмоционально, связано с глубинными, архетипическими структурами сознания. Структура «средового» восприятия близка к мифопоэтическому переживанию реалий окружающего мира» [28, с.207].

В данной методике проводится комплексная оценка, состоящая из основных характеристик среды и различных уровней ее восприятия. Основными характеристиками среды названы (таблица 4): целостность, структурированность, достаточная мера разнообразия, специфичность. Следует обратить внимание на схожесть данной системы с описанной в параграфе 2.1 общей схемой эстетического освоения действительности.

«Однако в силу субъективно-объектной нерасчлененности среды, эти ее характеристики должны найти свое конкретное выражение на разных уровнях восприятия» [28, с.135]. Такими уровнями являются:

1. Морфологический уровень. Реципиент оценивает пространственную структуру, конфигурацию и форму средового объекта.

2. Семиотический уровень. Воспринимающее сознание реципиента погружается в культурные смыслы и значения, которые несет в себе данная среда, он включает их в цепи собственных ассоциаций.

3. Феноменологический уровень. Предметно-пространственная среда становиться феноменом воспринимающего сознания и на чувственном уровне оценивается по тому эмоциональному переживанию, которое формируется у погруженного в нее реципиента.


Таблица 4 – Условие функциональной и эстетической полноценности предметно-пространственной среды [28, с.135]

 

Нам не известна ни одна работа в рамках эстетического ландшафтоведения, использующая указанную схему. Тем ни менее мы считаем ее наиболее системной, общедисциплинарной, логичной и обоснованной.

Далее необходимо ответить на вопрос, можем ли мы количественно оценить каждый указанный критерий по отношению к конкретному объекту или месту исследований. Морфологический уровень рассмотрения среды несомненно располагает к этому, т.к. обращается к визуальным характеристикам пространственно-предметной среды (цвет и форма). Семиотический уровень выражается на трех планах бессознательного: архетипичном, древнем и современном. Поэтому он несет в себе как единые для человечества смыслы (заложенные в архетипическом и отчасти древнем плане бессознательного), так и единые смыслы для конкретной социальной или культурной группы достаточно крупного порядка, например, европейская культура. Однако феноменологический уровень настолько зависим от личного жизненного опыта реципиента и его текущего состояния, что для каждого конкретного человека оказывает своеобразное раскрытие. Феноменологический уровень возможно оценить только по обобщенным психотипам, причем в каждый конкретный момент показатель может не отвечать действительности в силу своей усредненности и обширной зависимости. Мы не считаем феноменологический уровень рассмотрения среды сколько-нибудь моделируемым и корректируемым на практике, соответственно, считаем бесполезным попытки его количественного широкомасштабного исследования и учета при оценке эстетической ландшафтной ценности.

Как теперь видно, до сих пор методика структурно-информационного анализа в эстетическом ландшафтоведении работала преимущественно лишь на уровне морфологическом, игнорируя уровни семиотический и феноменологический. Также экспертные методы могут быть использованы лишь в рамках отчасти семиотического и отчасти феноменологического уровней. В связи с этим мы предлагаем подразделить эстетические свойства ландшафта по уровням их восприятия на морфолого-эстетические, семиотико-эстетические и феномен-эстетические. Такое или аналогичное терминологическое уточнение позволит исправить понятийный конфликт. Ведь на текущий момент методики, опирающиеся на морфологический анализ ландшафта, позиционируются как методики оценки собственно эстетических свойств, но на самом деле оценивают лишь их морфологическую часть.

 


3.3 Формулировка и обоснование системного подхода

 

Как уже отмечалось, каждая классическая методика из существующих в настоящий момент спорна и менее эффективна по сравнению с комплексным использованием всех методик. Это заставляет искать проблему низкой производительности в неоднозначности используемых оценочных показателей. Так использование численного анализа композиционной ценности в природном ландшафте является по сути художественным критерием, причем весьма изменчивым в зависимости от субъекта созерцания и местных условий (таких как смена сезонов года, погоды, времени суток и т.д.). Такая неоднозначность требует отказа от используемых критериев оценки и поиска универсальных показателей, более адекватно индицирующих эстетические свойства ландшафта. Мы считаем такими универсальными показателями указанные в предыдущем параграфе критерии эстетически и функционально полноценной среды (в понимании дизайна):

  1.               Целостность,
  2.               Структурированность,
  3.               Достаточная мера разнообразия,
  4.               Специфичность.

Каждый из этих показателей сам по себе не может быть оценен, поэтому следует оценить их посредствам индикаторов. Суть методов индикационной географии заключается в том, что через одни свойства (индикаторы) возможно оценить другие (в данном случае – эстетические). На морфологическом уровне такими индикаторами являются различные параметры формы и цвета предметов созидания (таблица 5). В нашем исследовании наиболее важны урбанизированные ландшафты, поэтому индикаторы прежде всего относятся к архитектурным и индустриальным объектам. Иерархия таких объектов: отдельные строения, дорожная система, кварталы, административные микрорайоны, административные районы города, пригородные поселки.

Указанные критерии эстетической полноценности по сути приравнивают объект эстетического восприятия (ландшафт) к системе. Это позволяет нам отнести нашу методику, которую описываем ниже, к системному подходу. Возникновение системного подхода связано с появлением общей теории систем. По определению биолога-теоретика Людвига фон Берталанфи, «система есть комплекс элементов, находящихся во взаимосвязи» [23, с.193]. При системном подходе каждая система рассматривается в качестве сложного образования, состоящего из ряда структурных элементов. Этот подход наиболее эффективен при решении сложных задач анализа и синтеза, когда изучаемый объект имеет многосторонние внутренние и внешние взаимосвязи [23, с.193].

Таблица 5Индикаторы эстетически полноценной среды на морфологическом уровне ее рассмотрения

 

Критерий

Индикатор

Обоснование

Целостность

1. Степень изношенности/аварийности объекта и его ближайшего окружения;

2. Единство архитектурного решения;

1. Ветхое строение теряет свою чистоту и целостность, теряя единство и структурную организованность посредствам признаков разрушения (покосившиеся стены, обвалившаяся штукатурка и т.д.).

2. Строение, построенное из внешне родственных материалов с единой системой окраски и графического выполнения, признается как единое и визуально законченное.

Структурированность

Подчинение единой системе расположения строений в рамках видимых участков района (улицы, площади и т.д.).

Ориентация строений по отношению к улице (проспекту, площади или др.) и относительно друг друга выступает в качестве признака упорядоченности. В противном случае – в качестве хаотичной системы.

Разнообразие

1. Разность архитектурных решений соседствующих строений;

2. Наличие объектов разных природных сфер (гидросфера, растительный мир и т.д.)

1. Дублирование и стереотипность архитектурного решения целого ряда строений указывает на предсказуемость решения последующих строений. И наоборот.

2. Повышается семиотическое богатство среды.

Специфичность

1. Наличие уникальных элементов, таких как памятники, некоторые рекламные вывески и т.д.

2. Уникальность архитектурного (цвет и форма) выполнения по отношению к соседствующим строениям.

1. Эти элементы заставляют реципиента задерживать свое внимание на данном месте в силу увеличенной информативной наполненности этого места.

2. Индивидуальность каждого строения означает визуальную непредсказуемость городской среды, а значит и ее интересность зрителю.

 

Методологически работа в рамках системного подхода построена нами по хорошо известной в географии методике, объединяющей количественные и картографические методы. Работа делится на два больших этапа.

На первом этапе проводится сбор информации эмпирическими методами, в экспедиционных условиях. Точнее, используется так называемый «метод ключей». В.П. Максаковский об этом методе писал: «… экспедиционный (полевой) метод может осуществляться стационарными, полустационарными и маршрутными способами. Поскольку сплошное полевое изучение территории дело дорогостоящее, а иногда и очень трудно осуществимое во многих случаях целесообразно ее выборочное изучение, получившее название «метода ключей». Этот метод означает глубокое и всестороннее исследование отдельных объектов с последующей экстраполяцией выводов на более обширные ареалы; не случайно Ю. Г. Саюшкин как-то сравнил его с глубокими буровыми скважинами в геологии» [21, с.202].

На данном этапе следует выбрать на исследуемой территории (город Барнаул) точки обзора, на которых и будет проводиться исследование. Чем более регулярно будут выбраны точки обзора, тем более точно и детально мы сможем провезти исследование. Так как территория изучения – это городские ландшафты, то картографически точки обзора не будут представлять строго регулярной сетки. Далее каждая точка обзора четко фиксируется на карте (схеме) для последующего картографирования полученных при наблюдениях данных. Далее проводится анализ местности с выбранных точек обзора. Анализ проводится по обозначенным выше показателям-индикаторам и вносятся в полевой журнал. Их оценка осуществляется в балльной системе. Метод баллов относится к относительно простым количественным методам в географии. Он подразумевает численную оценку географических объектов и процессов. [21, с.210] Бальная система сведена под единый стандарт для удобства дальнейшей работы. Для работы мы выбрали 4 балла, которые соответствуют градации – тем меньше бал, тем хуже показатель и наоборот.

Например, при оценке степени ветхости строения используется следующая расшифровка значений:

1 балл – объект в аварийном состоянии, требует срочного капитального ремонта или полного сноса, присутствуют отлично различимые следы разрушений (трещины, крупные щели, обвалы крупных площадей штукатурки и т.д.), сильно покосившиеся стены или другие важные элементы строения, здание осело и др.;

2 балла – объект в аварийном состоянии, требует планового ремонта, присутствуют небольшие следы разрушений, смещение стен и фундамента терпимо;

3 балла – объект находится в нормальном состоянии, но желательны ремонтные работы для повышения визуальной привлекательности (краска облезает, имеются незначительные следы повреждений, хулиганские надписи на стенах и т.д.).

4 балла – объект находится в отличном состоянии, ремонта не требует.

Заметим, балльная система имеет и антибалльную составляющую, т.е. отражает как положительные, так и отрицательные показатели.

Второй этап – камеральная обработка полученных данных. Баллы на каждом «ключе» суммируются (или находится их среднее) и методом экстраполяции отображаются на карте (схеме).

 

3.4 Применение системного подхода на примере г. Барнаула

 

Наконец, подводя итог выше сказанному и генерализируя наши представления о теории ландшафтной эстетики, попытаемся сформулировать направления практической деятельности данного научного направления. Необходимость в этом вполне оправданна, т.к. до сих пор целевое назначение эстетического ландшафтоведения не оформилось в достаточно мере. Первой главной практической задачей направления мы считаем возможность манипуляции сознанием реципиентов (например, горожан), погруженных в конкретную ландшафтную среду. Концепция манипуляции сознанием широко изучена ученым С.Кара-Мурза, поэтому не будем на ней останавливаться, а просто сделаем ссылку на его работу [16]. Вторая приоритетная задача – социальная и бытовая индикация городской среды. Обе эти задачи наиболее эффективны при проектных изысканиях, поэтому должны носить не общенаучный характер, а вполне обстоятельный и ситуационный.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В результате исследования мы пришли к следующим основным выводам.

  1. Изучение научных данных совместно из областей ландшафтоведения, психологии, эстетики, дизайна и других дает более полное представление о закономерностях эстетического восприятия, чем каждое из направлений по отдельности. Каждый тип современных методологий оценки эстетической привлекательности ландшафта имеет свои недостатки, поэтому целесообразнее использовать их совместное системное применение при исследованиях.
  2. Эстетическое восприятие есть результат многотысячелетнего приспособления человечества к окружающей среде. Это есть психический механизм самозащиты организма, работающий на предотвращение нежелательных столкновений с силами природы. Чрезвычайно сильно усложнившийся механизм восприятия лежит главным образом в области бессознательного, где выделяют три плана: архаичный (инстинкты), древний (мифологемы) и современный (архетипы и ассоциации). Эстетическое освоение действительности признается нами как вторичное явление (т.е. как результирующее отношение, формирующееся после восприятия и некоторых других психических операций). Это в свою очередь подтверждает мнение, что природа эстетически нейтральна и наполняется эстетическими качествами лишь при появлении субъекта восприятия (человека). Среда обитания (ландшафт) выступает в роли исторической базы, на которой в качестве надстройки сформировалось восприятие человека, в том числе эстетическое.
  3. Любой предмет, который человек в состоянии увидеть, возможно оценить только по двум базовым критериям – цвету и форме. Все остальные визуальные параметры будут их вариациями. Психофизическая реакция конкретного человека к цветовым сочетаниям сформирована прежде всего из эволюционно устоявшейся и закрепленной на генном уровне природной семиотичности цветовых сочетаний. Семиотическое значение формы в природе также закреплено на всех планах бессознательного и может рассматриваться (как и в случае с цветом) результатом эволюционного приспособления человечества к среде обитания.
  4. В дизайне логично выделяется три уровня эстетического восприятия: морфологический, семиотический и феноменологический. Попытки ландшафтоведов оценить эстетическую привлекательность количественными и картографическими методами доступны в полной мере только на уровне морфологическом. В качестве критериев, для которых можно разрабатывать собственную оценочную шкалу, в дизайне выделяют целостность, структурированность, разнообразие и специфичность изучаемой системы (в нашем случае – ландшафта). Однако семиотический уровень восприятия доступен лишь в ограниченном контексте, например, в рамках одной культуры, где символообразование примерно схоже среди многих представителей культуры. Феноменологический уровень чрезвычайно спорен по своей актуальности для исследования, так как его обширная зависимость от самых разных условий не позволяет сколько-нибудь моделируемо, полезно и конструктивно провести его оценку. Т.е. попытки его количественного широкомасштабного исследования и учета при оценке эстетической ландшафтной ценности бесполезны.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

  1.                      Базыма Б.А., Густяков Н.А. О цветовом выборе как индикаторе эмоциональных состояний в процессе решения малых творческих задач // Вестник ХГУ, выпуск №320, 1988, - с. 22-25
  2.                      Базыма Б.А. Взаимосвязь цветовых предпочтений и идентификации с цветом. – Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.colorpsy.boom.ru/Colorident.htm – Загл. с экрана.
  3.                      Базыма Б.А. Цвет и психика. – Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.psy-files.ru – Загл. с экрана.
  4.                      Барнаул: Научно-справочный атлас (2-я редакция). – Новосибирск: ФГУП «ПО Инжгеодезия», 2007.
  5.                      Барнаул: Энциклопедия. – Барнаул: Изд-во Алтайского государственного университета, 2000. – 408 с.
  6.                      Бесчастнов Н.П. Черно-белая графика: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Художественное проектирование текстильных изделий» / Н.П.Бесчастнов. – М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2005. – 271 с.
  7.                      Борев Ю.Б. Эстетика: Учебник / Ю.Б. Борев – М.: Высш. шк., 2002. – 511 с.
  8.                      Васютинский Н.А. Золотая пропорция. – М.: Молодая гвардия, 1990.
  9.                      Голубчиков Ю.Н. География человека. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 296 с.
  10.                 Горб К.Н. и др. Оценка эстетических достоинств природных ландшафтов Украины в целях заповедания: общие положения и первый опыт.
  11.                 Дирин Д.А. Оценка пейзажно-эстетических ресурсов горных ландшафтов в целях оптимизации рекреационного природопользования: На примере Усть-Коксинского района Республики Алтай / Дис. канд. геогр. наук : 25.00.36, - Барнаул, 2006.
  12.                 Долгов К.М. Эстетика природы. – М., 1994. – 230с.
  13.                 ДубльГИС. Барнаул [Электронный ресурс]: Электронный справочник / ОАО Техноград, 1999-2009. – Выпуск: май 2009 г. – Режим доступа к справочнику: http://2gis.ru – Загл. с экрана.
  14.                 Иванов А.В., Миронов В.В. Университетские лекции по метафизики. – М.: «Современные тетради», 2004. – 647 с.
  15.                 Казютинский В.В. Русский космизм и мировая культура / Тезисы докладов 1-й Международной конференции «Алтай – Космос - Микрокосм», - Барнаул: Изд-во «Ак-Кем», 1993. – с. 26-31
  16.                 Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. – М., 2000 – 184 с.
  17.                 Ковалев Ф.В. Золотое сечение в живописи. – Краков: Выща школа, 1989.
  18.                 Косолапов А.Б., Мизь Н.Г. Экологический туризм в Приморском крае и работа гида на маршруте: Методические рекомендации. – Владивосток, 2002. – 27 с.
  19.                 Лаппо Г.М. География городов: Учеб. пособие для геогр. ф-тов вузов. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. – 480 с.; илл.
  20.                 Лисаковский И.Н. Художественная культура. Термины. Понятия. Значения. Словарь-справочник. – М., Издательство РАГС, 2002. – 240 с.
  21.                 Максаковский В.П. Географическая культура: учебное пособие. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС. – 1998. – 416 с.
  22.                 Метод тестов: Лекции по психологии. – Электронный ресурс. – Режим доступа к пособию: http://dreamkids.narod.ru/students/lessons/lessons_text/psihodiagnostika/metod_testov.htm – Загл. с экрана.
  23.                 Николаев В.А. Ландшафтоведение: Эстетика и дизайн: Учеб. пособие. – М.: Аспект Пресс, 2005. – 176 с.
  24.                 О сочетаемости цветов. – Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.566.org/~masha/collor.html – Загл. с экрана.
  25.                 Проективная методика «Три дерева». – Электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.psy-files.ru – Загл. с экрана.
  26.                 Райшев Г.С. Отчего мучается художник: Вопросы творчества. – Советский: ООО «Советская Типография», 2008, 2-е издание (дополненное). – 46 с.
  27.                 Рельеф и человек. – М.: Научный мир, 2007. – 200 с.
  28.                 Розенсон И.А. Основы теории дизайна: Учебник для вузов. – СПб.: «Питер», 2005.
  29.                 Серов Н.В. Лечение цветом. Архетип и фигура. – СПб., 2005
  30.                 Серов Н.В. Психологичесая специфичность идеального. – Электронный ресурс – Режим доступа: http://psyfactor.org/lib/serov.htm – Заглавие с экрана.
  31.                 Серов Н.В. Эстетика цвета. Методологические аспекты хроматизма. – СПб., ФПБ – ТОО «БИОНТ», 1997. – 64 с.
  32.                 Сесин В. Эстетическая оценка территории с целью охраны – опыт использования. – Эл. ресурс. – Режим доступа: http://www.ecoethics.ru/b54-2/estetika_rus.doc – Загл. с экрана.
  33.                 Сороко Э.М. Структурная гармония систем. – Минск: Наука и техника, 1984. – 264 с.
  34.                 Стахов А.П. Коды золотой пропорции. – М.: Радио и связь, 1984.
  35.                 Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений / Сост., науч. ред., авт. вступ. ст. М.Г.Ярошевский. - М.: Просвещение, 1990. - 448 с.
  36.                 Шишин М.Ю. Ноосфера, культура, культурный ландшафт. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2003. – 234 с.
  37.                 Шишин М.Ю. Человек новой эпохи в русском космизме / Тезисы докладов 3-й Международной конференции «Алтай – Космос - Микрокосм», - Барнаул: Изд-во «Ак-Кем», 1995. – с. 89-94
  38.                 Эрингис К.И., Бурдюнас А.Р. Экология и эстетика ландшафта. – Вильнюс: Минтис (1975).
  39.                 Эстетика: [Учебное пособие для гуманитарных факультетов вузов] / Л.Т.Левчук и др.; Под общей ред. Л.Т.Левчук. – Киев: Выща шк., 1991. – 302с.
  40.                 Эстетика: Словарь / Абрамов А.И. и др. Под общ. ред. А.А.Беляева. – М.: Политиздат, 1989. – 445 с.
  41.                 Яргина З.Н. Эстетика города. – М., 1991. – с.68

 

Яндекс.Метрика